Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


Ошибки свойственны людям, это так же естественно как дышать. Наступает момент, когда хочется сказать кому-то о своем экзистенциальном поражении.
Я не могу держать этого больше внутри.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:09 

Все животные равны, но некоторые равнее других.
Я открыла рот и замолчала на долгие-долгие часы, не найдя толка в бесполезной болтовне. На данный период времени в моей жизни совсем ничего не складывается так, как мне бы того хотелось, но я верю, что там, на участке, освещенном светом, будут лучшие времена, удачнее расклады и меньше трудностей. Все никак из моей головы не уйдет нарисованный образ неприятностей, нелюбимого.


Сколько можно реветь

@музыка: placebo - in a funk

03:16 

ни один наркотик на земле не примирит её с собой

Все животные равны, но некоторые равнее других.
"Моральный мазохизм" - это влечение к психическому вреду, униженному, подвластному состоянию; обычно такое желание не осознается, но оно рационализируется как преданность, любовь и самоотверженность, или как покорность законам природы, судьбе, другим трансцендентным человеку силам. Психоанализ показывает, как глубоко могут быть подавлены и благопристойно рационализированы мазохистские влечения. Но мазохистские феномены - это лишь наиболее заметный пример бессознательных желаний, являющихся объективно вредными; все неврозы следует понимать как результат бессознательных влечений, имеющих тенденцию наносить вред и препятствовать развитию личности. Жажда того, что вредно, - вот в чем сущность душевного заболевания. Всякий невроз, таким образом, подтверждает, что удовольствие может противоречить действительным интересам человека.

(Эрих Фромм)

Кажется, в этом и есть корень проблемы. Я подавляю в себе желание самовредительства. Хотя, если так рассудить, не так чтобы и подавляю. В отношениях с Х например. Стоп, не в отношениях, нет. В общении с Х. Стоит ли начинать беспокоиться о психическом здоровье? День насущный отличается от других нетипичными для меня раздумьями, попытками анализировать, а не списать все на чувства, как это обычно происходит. А кроме того, я никогда до сегодня не говорила так много о сексе. Не смотря на то, что это одна из тех вещей, о которой не разглагольствовать надо, а заниматься.
Мне как-то паршиво и вовсе не до летнего веселья с теми мыслями, что то и дело приходят в мою светлую голову. Я хочу почувствовать себя нужной. Я хочу, чтобы ему хотелось быть со мной. А в это время я только говорю о сексе, потому как не хочу никого, кроме Х, думаю о своей роли в его жизни, потому что слишком часто приношу себя в жертву на алтарь благополучия, понимаю псевдолюбовь, читаю умные книги, от которых набираюсь почему-то дури.

@музыка: сплин - шато марго

@настроение: пусто в душе

@темы: #mindless

20:09 

Список книг

Все животные равны, но некоторые равнее других.
Позаимствовала у .disillusion
1 Корнелия Функе "Чернильное сердце"
2 Николас Спаркс "Ночи в Роданте"
3 Чак Паланик "Призраки"
4 Майкл Ондатже "Английский пациент"
5 Аноним "Дневник Алисы"
6 Архимандрит Тихон "Несвятые святые"
7 Джек Лондон "Белый клык"
8 Гектор Мало "Без семьи"
9 Дэн Браун "Код да Винчи"
10 Джейн Остин "Чувство и чувствительность"
11 Джейн Остин "Доводы рассудка"
12 Джейн Остин "Гордость и предубеждение"
13 Джек Лондон "Дочь снегов"
14 Эдит Уортон "Век наивности"
15 Сьюзен Коллинз "Голодные игры"
16 Кэсси Харти "Я смогла все рассказать"
17 Стендаль "Красное и чёрное"
18 Дэвид Герберт Лоуренс "Любовник леди чаттерли"
19 Колин Маккалоу "Поющие в терновнике"
20 Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"

21 Борис Леонидович Пастернак "Доктор Живаго"
22 Аллан Пиз "Язык телодвижений"
23 Николас Спаркс "Послание в бутылке"
24 Виктор Гюго "Собор парижской богоматери"
25 Томас Гарди "Вдали от обезумевшей толпы"
26 Тони Магуайр "Когда вернется папа... История одного предательства"
27 Фрэнсис Скотт Фицджеральд "Великий Гэтсби"
28 Райчел Мид "Академия вампиров"
29 Ги де Мопассан "Милый друг"
30 Марк Леви "Те слова, что мы не сказали друг другу"
31 Чак Паланик "Кто все расскажет"
32 Чак Паланик "Беглецы и бродяги"
33 Чак Паланик "Дневник"
34 Чак Паланик "Снафф"
35 Чак Паланик "Пигмей"
36 Чак Паланик "Рэнт. Биография Бастера Кейси"
37 Чак Паланик "Фантастичнее вымысла"

38 Рик Риордан "Перси Джексон"
39 Оскар Уайльд "Портрет Дориана Грея"
40 Энн Райс "Интервью с вампиром"
41 Уильям Шекспир "Ромео и Джульетта"

42 Николас Спаркс "Незабываемая прогулка"
43 Лев Толстой "Анна Каренина"
44 Джонатан Фоер "Жутко громко и запредельно близко"
45 Лили Блейк "Белоснежка и охотник"
46 Сара Блэкли Картрайт "Красная шапочка"
47 Таммара Веббер "Просто любовь"
48 Дэвид Николс "Один день"
49 Лорен Оливер "Прежде чем я упаду"
50 Гейл Форман "Если я останусь"
51 Сара Шепард "Милые обманщицы"
52 Айзек Марион "Тепло наших тел"
53 Вероника Рот "Дивергент"
54 Лорен Оливер "Делириум"
55 Патрик Несс "Поступь хаоса"
56 Стефани Майер "Гостья"
57 Александра Харви "Рожденные вампирами"
58 Бекка Фитцпатрик "Молчание"
59 Ками Гарсиа, Маргарет Штоль "Прекрасные создания"
60 Келли Армстронг "Темные силы"
61 Лиза Джейн Смит "Тайный круг"
62 Рейчел Кейн "Повелители стихий"
63 Уорд Рейчел "Числа"
64 Ф. К. Каст "Богиня"
65 Кассандра Клэр "Орудия Смерти"
66 Эльчин Сафарли "...нет воспоминаний без тебя"
67 Эльчин Сафарли "Мне тебя обещали"
68 Оноре де Бальзак "Гобсек"
69 Чальз Диккенс "Приключения Оливера Твиста"
70 Федор Достоевский "Преступление и наказание"

71 Эмиль Золя "Карьера Ругонов"
72 Клайв Стейплз Льюис "Хроники Нарнии"
73 Владимир Набоков "Лолита"
74 Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"
75 Сесили Брук фон Зигесар "Сплетница"
76 Филиппа Грегори "Еще одна из рода Болейн"
77 Джек Керуак "На дороге"
78 Уильям Шекспир "Сон в летнюю ночь"
79 Роальд Даль "Чарли и шоколадная фабрика"

80 Стефани Майер "Недолгая вторая жизнь Бри Таннер"
81 Александр Дюма "Граф Монте-Кристо"
82 Харпер Ли "Убить пересмешника"
83 Дж. Р. Р. Толкин "Властелин колец"
84 Николай Гоголь "Мертвые души"
85 Натаниэль Готорн "Алая буква"
86 Рэй Бредбери "451 градус по Фарингейту"
87 Уильям Шекспир "Веницианский купец"
88 Виктор Гюго "Отверженные"
89 Фрэнсис Элиза Бёрнетт "Таинственный сад"
90 Брэм Стокер "Дракула"
91 Джон Стейнбек "К востоку от рая"
92 Чарльз Буковски"Музыка из горячей воды"
93 Кен Кизи "Пролетая над гнездом кукушки"
94 Луиза Мэй Олкотт "Маленькие женщины"

@музыка: Florence + the Machine – Bedroom Hymns

18:15 

gloomy tuesday

Все животные равны, но некоторые равнее других.
Вторник - день гипертрофированной скуки для меня. Проводила его впустую три года назад, ничего не изменилось сейчас. В последнее время бывает сижу в компании хороших знакомых, которые мне глубоко симпатичны, и ловлю себя на вопросе "а что я здесь делаю?" И самое удивительное, не нахожусь что ответить. Разумеется я делаю только то, чего сама хочу и прихожу, преследуя какую-то цель. Но что заставляет оставаться всякий раз, когда она удовлетворена? Бывает, я, словно посторонний Камю, ощущаю себя космическим пейзажем, лоном природы, ватными облаками, кирпичом соседнего дома. Я постоянно говорю о себе, отрицая коллективный разум. Я просыпаюсь в 4 часа дня, потому как ложусь в 7 утра, а ночь — время риторических вопросов, страданий по любимому Х, размышлений о гедонизме, как о смысле жизни, пустых обещаний и куцых стихов. В ней ни разу нет романтики, которую ей приписывают веками. А я по-прежнему не знаю бежать по жизни или остановиться. Всё как-то мимо и никакой ветер не попутный. В обыкновении, "стоп" говорят, когда довольны каждым компонентом своего существования.
Пожалуй, нужно выкинуть сигареты в урну. Пожалуй, нужно перестать предавать такое значение понимаю — иногда оно не приносит ничего, кроме него самого. Это схоже с безысходностью.
У меня совершенно нет идей что делать дальше, и делать ли, есть ли смысл наполнять себя новым набором навязчивых идей, думая, что совершенствую себя. Быть может, все эти глобальные задумки должны остаться только в голове?

P.S.
Ненавижу прокрастинации в себе.

@музыка: Strapping Young Lad – Oh My Fucking God

@темы: #mindless

01:42 

stop thinkin' about it

Все животные равны, но некоторые равнее других.
Я и К имели увлекательнейшую беседу о биржевых котировках, эмпирическом базисе теории Фрейда и тяготах френдзоны, и выяснилось, что все дела эти на удивление трудны, и те факты, что на поверхности, выглядят без сомнения паршиво. Однако ни торговля, ни психология не интересуют меня в той степени, в коей могут интересовать чувства столь возвышенные и неземные, так нагло и грязно оскверненные дружбой, что ни капли мне не прельстит. Отношения зашли совсем не туда, они бесперспективны. Я и Х, мы слишком разные люди. К пытался объяснить суть как можно более мягко и в тоже время лаконично, не используя витиеватые сравнения, так мною любимые, не переливая из пустого в порожнее, но опасаясь задеть и, скорее всего, даже немного переборщив с осторожностью. Как бы там ни было, я смогла истолковать его мысли исключительно верно и наступила пора решительных действий.
Вторая бессонная ночь скверно отразилась на самочувствии, но я была почти уверена, что даже если бы от этого зависела моя жизнь, я не легла бы в постель ни минутой раньше. Раздумья не отпускали, как не отпускала и тревога, смутное ощущение раздраженности, неуверенности в собственных решениях, а тем более действиях, и перестать сидеть на подоконнике, куря сигареты одну за другой, казалось невозможным. Я считала, что К жестоко ошибался, ведь слепого нельзя заставить видеть, а тот, кто никогда не любил – не в силах понять любовь. Главный вопрос оставался открытым: а понимала ли её я сама?
Это было так в моём духе, едва только дав обещание не сомневаться, сразу же его нарушить. Я медленно вздыхала, считала мысленно до трёх, выдыхала. Я стояла посреди пустой кухни, пытаясь привести мысли в порядок, уже который раз за этот год. Эти две ночи – они пролетели как целая жизнь, и как один час.
Думала ли я, что К когда-нибудь возжелает прострелить мне черепную коробку? И в мыслях не было, что может дойти до такого. К запретил мне упоминать о Х, думать о Х, отвечать на звонки Х, искать случайных встреч с Х, настоятельно рекомендовал оборвать все связи с Х и желательно исключить общих знакомых, хотя бы на время. Я и предположить не могла, что смогу так легко пренебречь его словами, собственной гордостью и броситься в омут с головой. Как это обычно бывает, понимание пришло слишком поздно. К ни в чем не ошибся, слепой из нас двоих была я.
Я была права лишь в одном: это была не блажь, не сиюминутное желание. Это была действительно любовь! Я любила его, любила настолько, насколько могла на то время. А так же была чересчур глупа, чтобы это скрыть.
Всего одна оплошность принесла несчитанное количество проблем. Лучше бы я, как раньше, шарахалась от любых отношений и серьёзных чувств, моему вспыльчивому темпераменту вовсе не идёт влюблённость. Однако сердце забыло поинтересоваться моим мнением по этому поводу. Меня начало тошнить от самой себя, поскольку всегда питала жалость к людям конформным, которые обречены уступать другим.
Моей мечтой стало подстроиться так, чтобы добиться максимального для него комфорта. Я готова была познать чувства убитой, как знаменитая госпожа Салмон. И я рассматривала бы своего палача вовсе не с целью дать более точный портрет полиции.
Мне было бы гораздо легче, если бы за его личиной такого прекрасного парня скрывался на самом деле слабохарактерный бесхребетный мудак. Если бы он был эстетствующим мизантропом, без намёка на человечность. А так… в самом начале я готова была влюбиться в него за то, что он просто был такой, а не какой-нибудь другой.
Ошибкой было то, что я не учла во внимание: любовь – не панацея, любовь – это ВИЧ. Она не правит миром. Миром правит деструкция. Какой же дурой я была, пытаясь что-то созидать! Х забыл меня, мы не подходим друг другу – я не страдала виктимностью.
Я приняла свою новую цель в жизни – разрушение, и начала с самого главного, естественно с себя.
В любви, как и в драке, третий лишний, и Х, однажды сломав мою жизнь, имел все шансы совершить это снова, даже не заметив. Я не могла допустить, чтобы это произошло опять, поэтому выбрала путь подлеца – сбежать. Мне не было места там, в этой сказке о красавце и красавице, я не хотела услышать однажды «ты мне как сестра» «ты настоящий друг» «хотел бы я девушку как ты». Я не хотела быть вялой брюзгой, вечно недовольной жизнью, портящей целостную картину Эдема. Мы не были двумя одиночествами. Мы не были родственными душами, поэтому смерть нависала над каждым из нас.
Я думала, что полезна, а по правде заслужила только ненависть. Я была антагонистом в этом романе, Гитлером для евреев, системой для анархистов. Это было время для решительной точки, без запятых. Но это возможность всегда утекала сквозь пальцы.


А что, если будет, как я хотела, а мне останутся только вшивые воспоминания о былом?

@темы: #blame

Plastic stress

главная